6– 7 сентября 2017 г.

Владивосток, Россия

Новости
  • ИНТЕГРАЦИЯ В БОЛЬШОЙ ЕВРАЗИИ И АТР: ГДЕ ПЕРЕСЕКАЮТСЯ ИНТЕРЕСЫ?

    02 сентября 2016

    В тематическом блоке деловой программы ВЭФ «Развитие Дальнего Востока — выгоды и новые возможности для Евразии и АТР» состоялась ключевая сессия «Интеграция в Большой Евразии и АТР: где пересекаются интересы?»

    Модератор сессии Сергей Караганов, декан Факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»; Почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике; Член Международного дискуссионного клуба «Валдай», напомнил, что концепция Большой Евразии появилась два года назад и сегодня доказывает свою жизнеспособность.

    Необходимо отметить несколько макротенденций:
    — Азия, которая раньше работала на мир, теперь переориентируется на внутренний рынок;
    — Китай начал поворачиваться на Запад и Юго-Запад;
    — Россия, хотя и с опозданием, поворачивается на Восток.

    В Большой Евразии начался процесс формирования новых центров роста и политики. Концепция Большой Евразии только формируется, но она должна быть открыта для Запада и включать в себя Большую Европу.

    Тимофей Бордачев, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», продолжил перечень макротенденций.

    Большая Евразия — кумулятивный результат целого ряда важнейших мировых процессов. Ряд из них уже назвал Сергей Караганов. К таким процессам я бы отнес и процесс сокращения единства нашего мира.

    Сегодня активно происходит региональное формирование торгово-экономических блоков. По сути, идет процесс деглобализации. Этот процесс двигают богатые страны, поскольку выгоды от прежней глобализации стали перемещаться в сторону новых лидеров. Примером может служить США, которые продвигают Транстихоокеанское торговое партнерство и трансатлантическое торговое партнерство.

    Россия делает ставку на укрепление экономических связей в АТР, вплоть до интеграции со странами АСЕАН и создания свободных зон на принципах суверенитета, демократии, сотрудничества и взаимного развития. Первая зона с Вьетнамом уже запущена.

    Шамшад Ахтар, исполнительный секретарь Экономической и социальной комиссии Организации Объединенных Наций для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО), сказал, что по оценке ООН в АТР есть интеграционный потенциал и традиции партнерства. Необходимо развивать инфраструктуру и открывать коридоры, в т.ч. и «Шелковый путь». Мы за расширение ШОС и ЕврАзЭс. Надо раскрывать потенциал региональных рынков и повышать их эффективность. В целом Транстихоокеанское партнерство (ТТП) — позитивная тенденция. Нужна политическая воля для снятия барьеров с пути ее продвижения.

    Сянь Чжу, вице-президент, главный операционный директор Нового банка развития БРИКС, отметил, что в АТР очень большая конкуренция. Для реализации проектов и уменьшения издержек в АТР необходима соответствующая инфраструктура.

    У нас есть много возможностей для интеграции и реализации проектов на разных уровнях, в т.ч. и на российском Дальнем Востоке. Россия — важный партнер для нас.

    Ханс-Пол Бюркнер, председатель The Boston Consulting Group, считает, что Европа только выиграет от создания таких партнерств как «Большая Евразия от Лиссабона до Владивостока и Шанхая». Без открытия границ трудно найти точки сопряжения и развиваться в экономическом и политическом планах. Мы должны думать, что можно сделать для интеграции компаний в региональные производственные цепочки. Это бы способствовало росту компаний, развитию регионов и экономических зон.

    ЮВА, Ближний и Дальний Восток только выиграют от такого сопряжения. Сотрудничество — ключевой фактор развития. На этом пути будет немало трудностей, которые нам предстоит преодолеть. Эту реальность надо иметь в виду в процессе выработки и принятия решений и соглашений.

    Конкуренция — важный момент в системе нашего сотрудничества. Это драйвер роста. Я имею в виду здоровую конкуренцию, а не конфронтацию.

    По словам Вероники Никишиной, члена Коллегии (Министра) по торговле Евразийской экономической комиссии, «экономика в мире развивается в ту сторону, в которую ей выгодно». Если интеграция становиться драйвером роста, то и регион становится лидером по интеграционным процессам.

    Регион АТР давно пронизан системой двух- и многосторонних соглашений, которые продолжают расширять и углублять экономическое сотрудничество. Они легли в основу Транстихоокеанского партнерства (ТПП).

    ЕврАзЭс шел по другому пути. От зоны свободной торговли через таможенный союз подошли к выбору модели торгового партнерства.

    Модель №1 предусматривает консервативный подход, который был выработан в процессе присоединения к ВТО. Результат — неконкурентный режим нашей торговли в АТР.

    Модель №2 предусматривает отказ от протекционистского режима и переход к интеграционному партнерству. Именно интеграция — драйвер экспорта. Мы должны открывать экспортные рынки через изменение режима торговли. А объем, скорость и глубина интеграции — вопросы второго порядка.

    Призываем Правительство Российской Федерации и бизнес увидеть стратегические выгоды от интеграционных процессов в торговле.

    Александр Шохин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), отметил, что интеграционные процессы в АТР безусловно влияют на условия ведения бизнеса. Это снижение тарифов и тарифное регулирование, барьеры технического регулирования и стандарты, а также конкурентная политика. Российский бизнес не стоит в стороне от этих процессов и не боится этих барьеров.

    Кроме регуляторной среды, бизнесу важна и инфраструктурная среда, связанная с транснациональными проектами. Общая инфраструктура необходима как для развития экономики, так и для бизнеса и для граждан.

    Сейчас на слуху термин «взамосвязанность». Много проектов по этой теме будет обсуждаться в Ханчжоу на Саммите G20 в ближайшие дни. Проект «Взаимосвязанная глобальная инфраструктура» будет ключевой темой на Саммите B20 в Ханчжоу 3—4 сентября.

    Транстихоокеанское партнерство (ТПП) содержит много элементов, которые могут использоваться и в других партнерствах с участием России. Идея создания мегарегуляторной системы шаг за шагом воплощается в жизнь.

    Поворачиваясь на Восток, мы не должны забывать о Евросоюзе. Рано или поздно нам придется возобновлять переговоры по базовым соглашения 2014 года.

    Игорь Шувалов, первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации, сказал: «У нас сейчас многие университеты, институты и экспертные центры занимаются идеей интеграции, т.к. через интеграцию ищут новые пути развития».

    Китай опасается, потому что он может доминировать. Когда мы создавали ЕврАзЭС, все думали, что Россия тоже будет подавлять, поскольку ее вклад составляет 85,0%. Этого не происходит, поскольку все решения принимаются консенсусом.

    Надо самим формировать повестку по созданию партнерств и на Западе, и на Востоке. Мы готовы участвовать в Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) с учетом временного сохранения зоны свободной торговли и пошлин. Россия пока не может полностью открыть свой рынок для Китая и ЕС. Так же поступают Китай и ЕС.

    7—8 ноября с.г. в Санкт-Петербурге состоится встреча премьер-министров России и Китая, на которой будет заслушан доклад ученых и экспертов на тему «Зачем нам нужен или не нужен большой экономический союз на Большом Евразийском пространстве?» Большое соглашение может быть подписано в ближайшие два года в различном формате: Россия — Китай; ЕврАзЭС — Китай, и открытом для вступления других стран. Главное — двигаться вперед, а не ходить по кругу. Такое партнерство будет ровней ТТП, и без нас будет невозможно решать глобальные вопросы торговли.

    Если же этого не случится, то отсталый формат ВТО и существующие партнерства будут создавать для России реальные ограничения. Нам нельзя допустить того, чтобы нам диктовали условия, как интегрироваться и развивать свой бизнес.

    Виктор Вексельберг, сопредседатель совета, президент Фонда «Сколково», рассказал о научно-техническом сотрудничестве Фонда «Сколково».

    Ярослав Лисоволик, главный экономист Евразийского банка развития (ЕАБР), обратил внимание собравшихся на интеграционные процессы, которые идут во всех регионах мира, но есть и пустоты. Это — Северо-Тихоокеанский регион: Россия, США — Канада, Япония. Интенсивность торговых отношений меду этими странами низкая. Нужен якорный проект для реализации долгосрочного сотрудничества, который бы сблизил Большую Евразию и АТР и дополнил Транстихоокеанское партнерство (ТТП). Это может быть Северо-Тихоокеанское партнерство. Базой для него могут быть инвестиции и научно-техническое сотрудничество.